вторник, 10 июня 2008 г.

Во Львове принимают в УПА.

Борьба Украинской Повстанческой Армии (УПА) за государственную Независимость для многих наших соотечественников до сих пор является, если не табу, то, по крайней мере, темой дискуссий и острых споров, или же вовсе раздражительным символом новой государственной идеологии. По телевидению редкие полулюбительские киноленты идут со скрипом, о художественных произведениях о «лесных детях», вышедших в последние годы, вообще едва ли кто слышал, а празднование 100-летия со дня рождения Степана Бандеры находится под угрозой срыва.

Оригинально подошли к вопросу популяризации героики УПА несколько молодых предпринимателей во Львове. Тщательно изучив обустройство партизанских схронов боевок Второй мировой, они решили нечто подобное соорудить прямо под одной из центральных площадей королевского города, благо он всегда славился своими отменно спланированными винными погребами и монастырскими арсеналами. Небольшая перестановка, бессонные дни и ночи напролет с эскизами бункеров и мемуарами военачальников, и вуаля – схрон, или, как правильно звучит на украинском, криївка, готов. А для того, чтобы туда могло попасть как можно больше экскурсантов, им предложен статус посетителей пивной, тщательно стилизированной в духе 1943-1956 гг.
Попасть в схрон может далеко не каждый.
Упоминания о нем не содержатся ни в одном из каталогов увеселительных заведений города. Отсутствуют какие-либо опознавательные знаки (вывески, надписи, витрины и пр.) и на улицы. Для того, чтобы попасть по нужному адресу, пришлось воспользоваться своими контактами среди местных национал-патриотических организаций.
Вдоволь находившись по закоулкам готического средневековья, проводник приглашает вас войти в едва заметную дверь одного из полутемных парадных. Перед вами предстанет стандартное кафе или кнайпа, как их повсеместно называют во Львове. Тихо, спокойно. Стандартный евроинтерьер, пара молчаливых посетителей и никакого намека на партизанскую вольницу. И лишь только узнав об истинной цели вашего прибытия на «явку», вам предложат пройти в тот самый почти конспиративный подвал.
Вас проведут в нужную горницу, и тут вы увидите то, чего, пожалуй, ожидали меньше всего. Вооруженный шмайсером пожилой уповец должен устроить вам обязательную проверку на преданность «делу». Сопротивление бесполезно. Походные 100 граммов из именной фляги, убедительный ответ на вопрос «ты – не коммуняка?» и киношное «легкое движение руки» превращает книжный шкаф в заветные двери. Спустившись по крутой лестнице, вы очутитесь в шумном пабе, от А до Я функционирующем в режиме схрона.
Все его убранство – деревянная крестьянская мебель, алюминиевые кружки, ППШ по углам и даже униформа официантов – не оставляют сомнений в том, где вы на самом деле находитесь. Вопреки настойчивым слухам, нигде в баре не удалось обнаружить следи антироссийской или антисемитской пропаганды. Одна походная военщина и сентименты карпатской природы. Со всех сторон звучит исключительно повстанческая песня. Гости, которыми до отказа набиты оба банкетных зала, подхватывают каждую из них. «Чужих» здесь нет и быть не может.
«Даже если к нам приходят туристы из России или Америки, то они уже проверены, поэтому с уважением относятся к нашей национальной памяти», - заявил менеджер заведения Илья Верхоляк.
Беспрецедентные меры предосторожности он объясняет регулярными провокациями со стороны левых партий и российских шовинистов, подогреваемых государственными СМИ РФ. «Мы открылись в сентябре прошлого года, но уже успели многое пережить. Один из таких случаев был вызван тем, что телеканал РТР в своем спецрепортаже заявил, что у нас якобы можно приобрести оружие», - сообщил Верхоляк.
Тем не менее, бар, по его словам, в первую очередь выполняет воспитательно-образовательную, а не коммерческую функцию. «Учитывая точку зрения многих людей на патриотизм, у меня порой складывается впечатление, что мы живем где-то в XVIII ст. Поэтому мы будем и дальше работать. Как-то иначе побороть невежество - невозможно», - отметил он.

Комментариев нет: